App Store, Google Play
iGO — твой город
Опубликовано 20 июля 2022
В бизнесе нужно быть реалистом: интервью с Алексеем Кононовым
Сооснователь сети кафе-пельменных «Горячий пельмень» и лавки домашней еды «Братья Кононовы»
Если вспомнить самые яркие ассоциации с Удмуртией, то в голову непременно придут автомат М. Т. Калашникова, «Лебединое озеро» П. И. Чайковского и, конечно, пельмени. Братья Алексей и Дмитрий Кононовы превратили последнюю ассоциацию в успешный бизнес и основатели сеть кафе «Горячий пельмень» и продуктовую лавку домашней еды «Братья Кононовы». О том, как строится бизнес в регионе, о последствиях пандемии и нынешнем кризисе мы поговорили с Алексеем Кононовым.
Как вы начинали свой предпринимательский путь?
Я занимаюсь бизнесом с 15 лет. Моим первым делом стали небольшие магазины в школах, где мы продавали шоколадки и канцтовары.

По найму я почти не работал, сразу пробовал себя в бизнесе. В Москве я предоставлял фото — и видео-услуги крупным компаниям. В это же время учился в Высшей школе телевидения Останкино по направлению «операторское мастерство». Заработанные деньги я инвестировал в семейный бизнес в Ижевске. Мы в то время, в 2010—2011, начали продавать мармелад. Но проект в итоге оказался неудачным.

Наш следующий бизнес был уже успешнее. Мы занимались доставкой гриль — развозили по городу шашлык. Но он был неперспективный с точки зрения роста. И мы продали его и начали продумывать проект нашей первой пельменной.
Жалость к себе и самообман — это не черты предпринимателя. Нужно быть реалистом.
Алексей Кононов
Владелец сети кафе-пельменных «Горячий пельмень» и лавки «Братья Кононовы»
Почему именно пельменная?
Привёз я эту идею из Москвы: в то время там развивалась интересная сеть «Пельман». В Ижевске заведений такого формата не было: открывали пиццерии, кофейни, суши-бары. И мы предложили другую нишу в нашем городе.
Первая пельменная была открыта в 2014 году. Эта дата удачно совпала с началом проведения фестиваля «Всемирный день пельменя"*. Проходило много тематических конференций. Мы попали в «пельменный мейнстрим» и залетели в тренды.

Дальше наш бизнес пошёл в рост. Мы каждый год открывали по кафе. И к пандемии у нас уже было 6 пельменных.

*— Ежегодный фестиваль, посвященный удмуртской национальной кухне. Проводится с 2015 года.
Источник изображений: https://vk.com/hot_pelmen18
О франшизе
Мы выходили за пределы города и открывали франшизы в Казани и Нижнем Новгороде. Сейчас мы отпустили их в свободное плавание, потому что вести свое дело и франшизу — это небо и земля. Очень сложно справляться со сложностями логистики. Мы больше вкладываем усилий заведения других городов, чем получаем оттуда прибыли.

Мы переформатировали «франшизный» бизнес в консалтинг. К нам обращаются те, кто тоже хочет открыть пельменную. Мы их консультируем: разбираем рецептуру, логистику, продвижение.
Те, кто сейчас переживает из-за сложившейся ситуации, сравнивают её с 90-ми. И это грубая ошибка: конец 20 века и сейчас — два совершенно разных времени.
Алексей Кононов
Владелец сети кафе-пельменных «Горячий пельмень» и лавки «Братья Кононовы»
Как пережили пандемию?
2020 нам пришлось закрыть половину точек и начать новый проект — сеть лавок домашней еды «Братья Кононовы». В той неопределённости было рискованно ставить на общепит. Один месяц без посетителей — это убытки, которые потом придется возмещать год. Нам пришлось выбирать: либо мы теряем большие деньги на арендной плате, зарплатах сотрудников, налогах, либо закрываемся.

Сейчас нам хорошую прибыль приносят лавки: они не являются заведениями общепита, имеют маленькую площадь, не требуют большого персонала.
Источник изображений: https://vk.com/hot_pelmen18
Многие предприниматели проводят параллель между пандемией и нынешним кризисом. В чём разница их влияния на бизнес?
Есть анекдот: «И кто бы знал, что в 2020 мы были счастливы». Главное, чтобы в 2024 мы не сказали: «Как же мы были счастливы в 2022». Пандемия была разминкой перед «трешем» — он начнётся осенью.

У нас мало сегментов бизнеса, который был бы сегодня прибыльный. Например, внутренний туризм будет развиваться, поэтому многие предприниматели вкладываются в него. Люди живут по инерции: они привыкли отдыхать на море, обедать в определенном ресторане, и не могут себе отказать. Хотя денег на эти потребности уже может не хватить.

То, что сейчас происходит в России, не происходило никогда. Кризис — это нормальное состояние, в любой стране есть взлеты и падения. А то, что у нас, нельзя назвать кризисом. Это, мягко говоря, очень тяжёлое положение, из которого Россия не выйдет десятки лет. Тем более, экономические показатели у нас невысокие: наш ВВП от мирового составляет 2%, технологии занимают всего 1%. То есть, всё, что вокруг нас — это всё иностранное.

Мы готовимся к режиму «осадного бизнеса» — придется адаптировать работу под санкции. У Алексея Пивоварова* есть репортаж про Иран: они живут под санкциями 40 лет — это как замороженные 90-е в России. А у них санкций в два раза меньше. Что будет у нас, пока страшно представить. Поэтому, как говорилось в сериале «Игра престолов»: «Зима близко».

*Алексей Пивоваров — российский журналист, редактор YouTube-канала «Редакция».
Мы не боимся, что спрос на наши изделия упадёт. Люди всегда хотят есть. Но что и в каком виде они хотят потреблять — уже другой вопрос.
Алексей Кононов
Владелец сети кафе-пельменных «Горячий пельмень» и лавки «Братья Кононовы»
Предприниматели в сегодняшней ситуации делятся на два типа. Первый тип — это бизнесмены в панике, которые дают только пессимистичные прогнозы на будущее. Второй тип считают, что кризис — это возможности. Вы похожи на «золотую» середину. Что можете сказать на этот счёт?
Мы в этом отношении совершенно спокойны. Пандемия нас закалила. Сейчас уже есть понимание, как выживать в таких условиях — осваивать новые ниши. Можно заменять крупные бренды. Мы малый бизнес, и нам проще перестраиваться: у нас маленький штат, меньше обязательств. Мы быстрее трансформируемся. Мы, например, закрыли половину кафе, но тут же открыли лавки. Они менее энергозатратные в плане логистики, не требует такого большого финансового обеспечения, как кафе.

Те, кто сейчас переживает из-за сложившейся ситуации, сравнивают её с 90-ми. И это грубая ошибка: конец 20 века и сейчас — два совершенно разных времени. Тогда мы не были врагами всему миру. Дефолт 1998 года стал шикарным временем для России, после которого начался колоссальный рост, пошли инвестиции.

Я не понимаю также и тех людей, которые кричат во все стороны, что ничего не происходит. Еще нечему начинаться — всё закрутится через месяца три. И те, кто не адаптировал свой бизнес под сегодняшние реалии, закроются. Некоторые не верят в это, другие жалуются. Жалость к себе и самообман — это не черты предпринимателя. Нужно быть реалистом. Бизнес — это такая история: она либо растет, либо стагнирует, либо сразу умирает. Не бывает такого, чтобы предприниматель сидел в равновесии.
Как планируете развиваться дальше?
Мы запустили кондитерский цех. С этой продукцией собираемся выходить на сегмент «B2B». У нас есть партнёры, которые заказывают наши десерты и полуфабрикаты. Отдельно остановлюсь на «ШОКеде"*. Этот проект мы придумали в пандемию. Представляет он собой домашние блюда, которые несколько минут готовятся в микроволновке. Они дешевле, чем «Доширак» (стоят 150 рублей), но при этом куда полезнее — можно заказать полноценное блюдо с мясом, рыбой. Я сам подсел на «ШОКеду». Особенно это нововведение удобно в семье с маленькими детьми: родители могут не беспокоиться, что их ребёнок придёт из школы и останется голодным.

«ШОКеда» пользуется спросом: часто заказывают на фермы, в IT-компании и другие организации.

Мы не боимся, что спрос на наши изделия упадёт. Люди всегда хотят есть. Но что и в каком виде они хотят потреблять — уже другой вопрос. Наши покупатели — разумные потребители, и отдают приоритет не дешёвой химической продукции в магазинах, а выбирают натуральные продукты. Мы как раз фокусируемся на домашней еде. У нас фишка в «семейности» подачи и ассортимента: каждый может прийти, поесть пельмени на любой вкус (с рыбой, фруктами, грибами), оказаться в атмосфере, как за столом у мамы.

Кроме того, сейчас сужается ассортимент продуктов. Например, креветки в Россию будут завозить из-за границы за бешеные деньги. От этого пострадают рестораны. Мы же ориентируемся на привычные нам продукты. В наборы «шокеды» входят макароны по-флотски, котлеты, каши — то, что мы производим в своей стране.

*Шок-еда — авторские домашние блюда, замороженные в шок-установке под низкими температурами.
Какие советы вы можете дать начинающим предпринимателям?

Главное, не впадать в слепой оптимизм и не прикрываться фразой: «Россия и не такое переживала». Нужно не просто верить во что-то, а проверять, анализировать и аргументировать это.

Нужно регулярно делать SWOT-анализ* своей компании и следить за новостями, то есть, быть в новостном поле и готовиться к худшему. Это поможет трансформировать бизнес под новые реалии. Если мы знаем, что к концу года будет высокая инфляция, то готовиться к этому нужно уже сейчас.
Понравилось интервью?
Серик Елена
провела интервью
Анастасия Березина
подготовила материал