App Store, Google Play
iGO — твой город
Опубликовано 13 октября 2022
Отодвинуться от экрана или досмотреть до конца?
Один из самых популярных beauty-мастеров России о специфическом контенте, бизнесе и упорстве
Интервью с Аленой Лаврентьевой, бьюти-влогером и основательницей крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
Beauty-индустрия — это не только про красоту. Мы обращаемся к мастерам с самыми разными запросами, иногда доводя проблему до самой крайней точки. Поэтому мастеру важно быть не только крутым специалистом, но и грамотным психологом, который выслушает, успокоит, снимет чувство стыда.

Алёна Лаврентьева один из популяризаторов подологии в России, блогер, который показывает не только красивый результат «после», но и весь процесс «до». Алёна является основательницей крупнейшего премиум-салона красоты в Казани «КРАсота», Nail-инструктором, мамой двоих детей и одним из самых популярных beauty-мастеров в России: у девушки 590 тысяч подписчиков на YouTube, 218 тысяч в запрещенной сети и более 1 миллиона в TikTok. Редакция iGO Journal узнала у Алёны Лаврентьевой, как она достигла таких успехов в своем деле (Спойлер — с помощью большого труда, упорства и капельки необдуманных решений), как ей удалось набрать такую большую аудиторию в социальных сетях, а также о том, нормально ли это — смотреть «противный» контент.
9 лет
В профессии
590 тысяч
Подписчиков на YouTube
1 миллион
Подписчиков в TikTok
Смотреть контент, в котором показывают всякие «неприятные» манипуляции с кожей — это болезнь?
В социальных сетях блогера основу контента составляют видеозаписи процедур, на которых происходят «чистки» пораженных участков кожи, пальцев на ногах и руках. Контент, прямо скажем, не для слабонервных. Но! Тысячи людей обожают смотреть на такие процедуры: чем запущеннее случай — тем лучше. Разбираемся:

Это абсолютно нормально! Человек проецирует действия, происходящие в видео на себя, и когда он видит конечный результат, испытывает настоящее облегчение. Кто-то морщится, отодвигается от экрана, но досматривает до конца, потому что важен именно конечный результат.
Как начинался путь одного из самых популярных beauty-мастеров России
Со стороны beauty-индустрия кажется чем-то легким, воздушным и всегда красивым. Особенно, если ты смотришь на популярного блогера. История Алены, конечно, не лишена красоты, но все же в ней гораздо больше другого — долгого упорного труда.

Примерно 9 лет назад я узнала о том, что существует какой-то волшебный «шеллак», который может держаться две недели. Я тогда просто любила красить себе ногти, и, конечно, обычный лак быстро слезал.

Звоню подруге Лене (тот самый мастер, которого сейчас можно увидеть за работой в моих видео) и говорю: «Лена, ты не поверишь! Там что-то такое придумали, оно целых две недели может держаться!». Лена это все слушает, говорит: «Да-да, понятно». А через несколько минут до нее доходит: «Так я же работаю в конторе, которая производит эти шеллаки».

Тогда в салоне такой маникюр стоил очень дорого, и Лена предложила мне принести несколько лаков со склада по себестоимости, чтобы я сама сделала себе маникюр. Она мне принесла три лака, базу, топ и маленькую лампу, в которую помещаются только 4 пальца. Тогда это обошлось мне в тысячу рублей.
Мастеру нужно заниматься только своей работой, не думая про уборку, про записи, про закупку, он не должен ничего считать. Иначе, ты распыляешься, не можешь сосредоточиться и сделать максимально качественную работу для клиента
Алёна Лаврентьева
Бьюти-влогер и основательница крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
«Да чтобы я еще хоть один раз накрасила ногти этим г*%#*№!»
У шеллаков и обычных лаков совершенно разные консистенции и принципы нанесения, поэтому после первого раза я сказала: «Да чтобы я еще хоть один раз накрасила ногти этим г*%#*№!». В итоге она принесла первый раз эти лаки, второй раз, третий, и ее уволили за то, что она продала их со склада по себестоимости.

Раньше просто не было ни магазинов, где можно было что-то подобное купить, ни интернет-магазинов, продавали только через какие-то договора, сертификаты. Они пытались сохранить эксклюзивность продукта.
Источник изображений: https://vk.com/krasota_krasit
«За работой мастер Елена»
Лена очень сильно расстроилась: у нее был тогда на руках маленький ребенок, а она осталась без работы. И я внезапно ей говорю: «Лена, давай я научу тебя красить ногти?». К тому моменту я сама начала потихоньку принимать клиентов. Это было с подачи мужа: он предложил напечатать и расклеить объявления по подъездам. Я еще тогда подумала: «Ты что, дурак? Кто ко мне будет приходить за деньги?». Оказалось, что он не дурак;)

Люди стали по какой-то необъяснимой для меня причине стали приходить ко мне на маникюр за 350 рублей. Я тогда могла принять трех клиентов за день и заработать больше тысячи рублей! По тем временам и для мамы в декрете — это было очень круто.

Я тогда не особо понимала, что для обучения людей нужны какие-то способности, поэтому Лена для меня была самой сложной ученицей. Но зато я вложилась в нее по полной! Я сама действовала интуитивно и Лену учила так же интуитивно.

Так мы и начинали работать: Лена раскидывает свои визиточки по ящикам, а я вешаю по ночам объявления на подъезды. Лена приходила делать маникюр на дом, а я принимала клиентов прямо на кухне. Мы тогда еще жили у мамы, и это все, конечно, было супернеудобно.
Я сейчас слушаю сама себя и думаю: «Я отбитая?». Ну, а как еще можно было на такое решится? Это был непроходимый квест, который нужно было пройти
Алёна Лаврентьева
Бьюти-влогер и основательница крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
«Маленькие» ошибки
После переезда на новую квартиру, я оккупировала балкон, чтобы там сделать свою «студию». Но была одна «маленькая» проблема: дневной свет, который полимеризует всю продукцию. И, естественно, у меня случается факап: все засыхает к чертовой матери на этом балконе. Но я не ищу легких путей, поэтому следующим шагом стали окна с УФ-фильтром. Я сейчас думаю: «А где вообще был мой мозг? Нет бы просто в зал уйти». Потом-то еще осень наступила, и стало холодно;) В итоге я оккупировала зал: установила там стол, аппараты пылесос.

Я начала третировать домашних: трепала нервы мужу за то, что он допоздна на работе, а с детьми сидит мама или моя подруга, потому что у меня записи. Я начала просто всех шугать: «Чтобы когда я пилю, не было ни единого звука, ни одного ребенка». А я, на секундочку, кормила дочь грудью до двух лет. В общем, неудобно было абсолютно всем.
Первая аренда
Одна я аренду не могла потянуть, поэтому было принято решение скооперироваться с еще одной подругой, которая занимается волосами. Мы решили снять квартиру в нашем районе, чтобы я могла быстро добираться до дома. Мы своими своими силами сделали ремонт, потому что квартира была убитая, все там поменяли. На кухне мы оборудовали стерилизационную, в большой комнате расположились сами, а в еще одной комнате у нас неожиданно открылась депиляция и массаж. Чуть позже к нам присоединилась и Лена.

В этот момент мне начинают сыпаться просьбы об обучении. Я сама на тот момент прошла один какой-то «несчастный» базовый курс, чтобы у меня был диплом. Ну и я, не отдавая себе отчет в том, что нужна программа обучения, думала только о том, что не могу привести учеников в съемную квартиру.
Самостоятельное плавание
Первый съемный кабинет был всего 32 квадрата. И аренда составляла 32 тысячи. Это были просто огромные бабки. Но я уже четко поняла, что хочу отвечать за все сама, решать, как все будет, самостоятельно. Наверно, тогда я и приняла решение стать руководителем, но не поняла, что это так называется.

Происходит мой первый курс. Потом второй, третий. Я понимаю, что идут курсы, а я просто не успеваю пилить, хотя клиенты есть. Я подумала, что нужно просто обучить девочку и взять ее на работу.

Но тут возникла большая проблема — клиенты не хотели идти к другому мастеру, потому что думали, что он сделает хуже. Люди ко мне привязались, и это стало для меня откровением.
«Система внедрения мастера Елены»
И ко мне снова приходит Лена, которая недавно обучилась на педикюр и ей нравится именно это направление. Была целая «Система внедрения мастера Елены»: я говорила, что Елена очень круто разбирается в педикюре, прошла специальные, невероятные курсы и только она может помочь нам в этой «сложной» ситуации. Я звала Лену и говорила: «Елена, посмотри пожалуйста, тут такой интересный случай. Как ты думаешь…». А на самом деле в это время я ей показывала, как делать;) Лена с очень умным видом кивала. Это был театр двух актеров. Потом я стала говорить клиентам, что не успеваю, звала Лену и мы работали в четыре руки — так Лена начала прикасаться к моим клиентам.

Рук все равно не хватало, нужно было нанимать мастеров и расширяться. Все это было в бешенном темпе: один снимает покрытие, другой красит, потом первый уходит на педикюр. Наши клиенты тоже привыкли к этим постоянным рокировкам, и мы до сих пор так работаем. Главное — на выходе получить довольного клиента.
Источник изображений: https://vk.com/krasota_krasit
«Не хочешь учиться, будешь жениться: давай ты станешь парикмахером?»
Вскоре мы переехали в соседнее крыло, там 250 кв.м. Но это была большая площадь, абсолютно не приспособленная к салону, но с неплохим ремонтом. На тот момент нас уже было 4−5 человек.

Мы обзавелись парикмахером, и тут как раз подоспела моя сестренка Елизавета. Она после 9 класса сказала, что не хочет дальше учиться в школе, и я ей говорю: «Не хочешь учиться, будешь жениться: давай ты станешь парикмахером?». У нас на тот момент уже были деньги и мы могли позволить себе отправить ее на курсы, и это здорово. Я поняла, что ее путь уже будет короче, чем мой. Прошло 5 лет, и она сейчас ведущий мастер, эксперт по сложным окрашиваниям. Эта девочка в 21 год зарабатывает от 100 тысяч рублей в месяц.
Приключения продолжаются! И они никогда не закончатся
Алёна Лаврентьева
Бьюти-влогер и основательница крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
Опять переезд?
Наша студия теперь, хоть и была просторной, но она стояла не на первой линии: нужно было зайти во двор, пройти какой-то шлагбаум. Стало понятно, что нужно снова переезжать. Мы тогда взяли первого администратора за небольшую зарплату: это была девочка, которая просто хотела себя чем-то занять. Но именно она показала нам образец работы администратора. Я наконец-то начала делегировать.

Но еще оставался нюанс: мы остаемся до глубокой ночи мыть пол, инструменты, делаем уборку. Было одно лето, когда мы с Леной приходили в студию 8 утра, а уходили в 2 ночи.

Лена в какой-то момент даже переехала к нам, потому что мы жили близко к работе. У нее маленький ребенок, у меня двое детей и муж, которого я заставила уйти с работы, чтобы сидеть с ними. В итоге у мужа появился свой детский сад. А мы с Леной пашем с языком на плече. Это был очень тяжелый период: мы приходили домой, падали, потом отклеивали себя от постели и шли снова работать.

Тогда я поняла, что мастеру нужно заниматься только своей работой, не думая про уборку, про записи, про закупку, он не должен ничего считать. Иначе, ты распыляешься, не можешь сосредоточиться и сделать максимально качественную работу для клиента.

Мы приняли решение о переезде студии. Нам хотелось, чтобы работа была в шаговой доступности от дома, а в нашем районе подходящего помещения уже не было. Я не знаю, в каком «пьяном угаре» было принято решение продать к чертовой матери две трехкомнатные квартиры в одном районе и купить две квартиры в другом районе. То есть мы сначала нашли помещение, а потом уже под него купили две квартиры. Квартиры уже были в собственности, у меня двое несовершеннолетних детей, а тут мы просто берем две квартиры в ипотеку, чтобы вытащить деньги на ремонт студии. Я сейчас слушаю сама себя и думаю: «Я отбитая?». Ну, а как еще можно было на такое решится? Это был непроходимый квест, который нужно было пройти.
Перфекционизм + трудоголизм=результат (и немного истерики)
Днем я работала в салоне, а потом мы ехали на стройку, закупать стройматериалы в круглосуточных магазинах. Это все сопровождалось периодическими срывами, истериками. В одну ночь я пришла проверить работу строителей и увидела, что мне положили не ту плитку. А у меня все серьезно: я бегаю по магазинам, все подбираю, чтобы подходило по цвету, тону, а тут такое. Я с истерикой заставила отдирать эту плитку, говорить, что я доплачу, переплачу, сама куплю нужную плитку и принесу ее на своем горбе.

Плюс у нас шли ремонты в новых квартирах. Мы полтора года спали только на матрасе, два года у нас не было кухни. Единственное, что я сразу сделала дома — это обставила детскую.

В день, когда мы переезжали из одного салона в другой, мы не переставали работать: первую часть клиентов приняли в одном салоне, вторую — в другом.
Источник изображений: https://vk.com/krasota_krasit
Не останавливать работу ни на один день
В этом салоне у нас уже было 9 маникюрных мест, 3 педикюрных, парикмахерская зона, кабинет депиляции, ресниц и даже кабинет психолога (в нем работала моя мама). Места нам и в этом помещении не хватало, поэтому мы выкупили помещение соседей и пробили стену. Стена, кстати, составляла 91 см. в толщину. И даже эти «ремонтные» работы не заставили нас закрыть салон: клиенты были на процедурах, пока эта огромная стена пробивалась. Хорошо, что клиенты у нас понимающие и привыкли к тому, что я немного «двинутая». Так мы расширились, и у нас добавились еще зоны и кабинеты. У Антона (мужа) тоже был свой собственный кабинет, так как он выучился на массаж и теперь работает по этому направлению.
Это что… опять переезд?
Но нам снова стало душно. Мне хотелось больше света, больше места, больше сервиса. Чтобы клиент заходил в салон и говорил: «Вау! Как же круто»!

Мы нашли новое помещение — 500 кв.м., окна во всю стену, потолки 5 метров. Помещение свободного назначения. Ни одной стены, голое поле. То есть, вы представляете, что нужно сделать, чтобы это превратилось в рабочее пространство?

Мы как раз заболели ковидом, когда нужно было делать ремонт. Мы просто приходили после болезни все зеленые, поднимаемся по лестнице с рулеткой, скотчем и фломастером, еле дышим. Мы не знали, как сделать лучше, и просто помечали места, где должны быть стены, кабинеты и столы скотчем. Сейчас у нас 14 кабинетов и 1 open-space. Когда пришли строители, сказали, что мы невменяемые;)

У нас в салоне есть арт-столбы с авторской росписью и декоративной штукатуркой, стены с росписью, неоновые листья, массивные столы по моему собственному проекту. Все в салоне придумано мною, я не хотела прибегать к помощи дизайнеров. Клиенты заходят и просто афигивают.

Но мы все еще заканчиваем сборку мебели, потому что из-за нынешней ситуации возникли сложности с доставкой хороших выдвижных механизмов, столешниц. У нас в салоне течет потолок периодически, мы находимся в судебных разбирательствах с собственниками и застройщиками. Приключения продолжаются! И они никогда не закончатся.
Мне хотелось больше света, больше места, больше сервиса. Чтобы клиент заходил в салон и говорил: «Вау! Как же круто!»
Алёна Лаврентьева
Бьюти-влогер и основательница крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
Популярные блогеры тоже ошибаются
218 тысяч подписчиков в Инстаграм, 590 тысяч на YouTube и 1 миллион подписчиков в TikTok — это очень внушительные цифры для блогера, а тем более для beauty-мастера, который выкладывает достаточно специфический контент. Какова была стратегия продвижения?

Планов становится блогером у меня не было. Я вообще долгое время отрицала, что я блогер. Но все произошло само и достаточно органично.

В самом начале по незнанию я допустила большую ошибку: первым «залетевшим» видео стало протезирование ожоговых ногтей клиентки (а так делать нельзя). Естественно, словила волну хейта. Я ее отбила и, чтобы больше такого не допускать, погрузилась в эту тему. Ко мне начали приходить люди с подобными проблемами, я начала им помогать и параллельно снимать этот процесс.

Также я начала снимать обзоры, вообще не задумываясь, что за это кому-то платят. Просто покупала лаки в салонах, снимала, чтобы показать клиентам. В какой-то момент меня начали замечать производители.
Почему важно снимать такой контент?
Я затрагиваю в своих видео очень болезненную тему — проблемы с ногтями, которые очень сильно обостряются вследствие неправильной технической работы, неправильного ухода и даже неправильно подобранной обуви. Ожоги, мозоли, врастания, трещины — как оказалось, с этим работают не многие. А я не побоялась и начала не только работать, но и еще показывать этот процесс, показывать, что это нормально. Абсолютно каждый может столкнуться с такой проблемой.

Так круг замыкается: благодаря такому контенту ко мне приходят клиенты, а клиенты дают необходимый контент. Теперь нам не нужна ни реклама, ни таргет.
Никакого пассивного дохода, по крайней мере в beauty, не бывает. Он очень активный.
Алёна Лаврентьева
Бьюти-влогер и основательница крупнейшего премиум-салона красоты в Казани
Советы для молодых предпринимателей
Никакого пассивного дохода, по крайней мере в beauty, не бывает. Он очень активный;)

Салон красоты должен открывать человек, который сам работает в этой индустрии, является мастером, знает, как здесь все работает. Так я могу понимать своих сотрудников, выстраивать грамотную работу.

Самый главный совет — очень-очень-очень много работать. Просто так, само ничего не появится.
Понравилось интервью?
Серик Елена
провела и подготовила интервью
Вам может быть интересно